26.10.2012. Эксперт по билингвизму: Человек, который знает только один язык, торжествует в своей примитивности

Количество просмотров материала: 1333 Дата публикации: 04.02.15


В эти дни в Сыктывкаре проходит  международный семинар «Современные подходы к организации двуязычного образования в дошкольном возрасте».  В конференции принимает участие  эксперт по билингвизму,  доктор педагогических наук, лектор кафедры славянских и балтийских языков и культур Хельсинкского университета Екатерина Протасова.   В  интервью  Финно-угорскому порталу ученая представила свой взгляд на  билингвизм.  

-   Екатерина Юрьевна, как можно обозначить основную цель вашей поездки в Коми?

-  Существует возможность организовать двуязычное образование в разных формах.  Мне очень важно, чтобы дети  дошкольного возраста вырастали в окружении  нескольких языков.   В Финляндии, где я живу, один из факторов большого успеха страны в международных  конкурсах по грамотности  и чтению - изучение  сразу нескольких иностранных языков.  Там есть возможность изучать второй язык еще в дошкольном возрасте,  существует очень много детских садов с погружением,  есть двуязычные детские сады для самых разных языков, огромное количество  садов, где изучается английский.   Любой финн знакомится, как минимум, с двумя языками - английским и шведским. Но очень часто ребенок в Финляндии изучает  помимо этого  еще  два-три языка.    Просто знание языков развивает ум человека. Если  лишить  его  универсальной способности  к изучению языков,  ребенок вырастет, так и не развив свой потенциал.  Задачи изучения  иностранных языков  меняются. Если раньше  мы читали очень много литературы на разных языках, чтобы узнать, что происходит в мире,  то сейчас  все эти тексты мы можем перевести  при помощи электронного переводчика.  Но  люди стали  намного  больше ездить, а значит, и общаться.  За последние пятьдесят лет количество туристов выросло в сорок раз!   И также будет с Коми республикой: сюда будут приезжать, чтобы погрузиться в коми культуру, а значит, и в коми язык. Это один из брендов. Это можно представить как  ваше уникальное явление.

- Это не первый ваш приезд в Коми. Какой республика предстала перед вами в этот раз?

- Если Коми республику   сейчас  сравнить с  Москвой, то это сравнение  окажется очень невыгодным для Москвы.   Здесь чистый воздух. А  какие здесь люди спокойные, рассудительные, занятые делом, улыбающиеся. Они заслуживают всяческого уважения.  В Сыктывкаре в магазинах все то же самое, что и в магазинах всего мира, прекрасно одетые дети,  отлично оборудованные детские сады. Мысль о том, что счастье можно найти в большом городе - это заблуждение. 

-  Как долго вы отслеживаете  судьбу  двуязычия в Республике  Коми?

- С восемьдесят четвертого года.  С этого времени  мы стали  сотрудничать с Зоей Остаповой (руководитель Лаборатории национальных проблем дошкольного образования КРИРО), и я надеюсь, что это сотрудничество  продолжится, потому что среди  специалистов, которые занимаются двуязычием,  Зоя Васильевна - человек, который  наиболее глубоко  понимает проблему во всех  ее аспектах.  Она сама двуязычный человек и видела много разных  вариантов двуязычия.  

- С тех  пор что-то поменялось в  языковой ситуации в Коми, на ваш взгляд?

- В восемьдесят четвертом году мы работали в  Институте дошкольного воспитания в Академии педагогических наук. И уже  тогда у нас была идея о том, что нельзя жить в окружении другого народа  и не знать языка этого народа.  Нам всегда казалось, что двуязычие должно быть направлено в обе стороны и что  русскоязычные, живущие в разных краях тогда еще Советского  Союза,  должны овладевать языком коренных жителей.  Тогда  это казалось очень неправильной идеей, а когда Советский Союз распался и стали  гораздо виднее  все малые народы России,  к их языкам  появился интерес.   С одной стороны,  сегодня стало намного меньше сельчан,  владеющих родным  коми языком, с другой  - появилось множество возможностей для его изучения.  И в Коми  ситуация развивается, как и на всем земном шаре: большие языки подавляют малые, но и большие языки изменяются.  Скажем, русский язык  перестал быть языком  русского народа, а стал языком всех, кто на нем говорит и уже нет такого представления о его чистоте, как было когда-то. 

Что происходит с  малыми языками, в том числе и с коми? - трансформация, он становится приспособленным к современной жизни. Появляются новые девайсы, гаджеты и «прибамбасы» - им можно придумать коми  названия.  Уже нельзя говорить, что это деревенский язык,  который можно использовать только в этнографическом музее.  Но действительно живым язык становится тогда, когда на нем начинают говорить  люди, для которых  он  не родной.  То есть мы не возвращаемся к старому деревенскому языку, а делаем его живым для города.  И в городе, где живут представители нескольких национальностей, языком общения  может быть и коми язык.

- Каким образом его можно сделать  таким живым  языком общения?

- Общаться на нем!  Мы были в  Усть-Куломе, и эта поездка произвела на меня потрясающее впечатление.  Ситуация в магазине:  продавцы двуязычные, к ним  заходят люди и говорят по-коми -  они отвечают по-коми, к ним заходят люди, которые говорят по-русски - продавцы  отвечают по-русски.  И был чудный случай, когда  девушка начинает говорить по-русски и вставляет   коми слова, потому, что не знает русских!  

- Какое впечатление  у вас оставили наши детские сады с погружением в коми язык?

- Я считаю, что людям нужно дать время, чтобы они сами поняли, как эту работу лучше выстроить, чтобы они почувствовали себя в этом уютно.  Когда начинаешь такую работу, первый год дается очень тяжело.  Но один детский сад в городе - это мало. Нужно, чтобы было несколько таких садов, чтобы  люди могли обмениваться опытом и поддерживать друг друга.  Когда детский сад проработает пять лет - у них не будет никаких проблем, а когда десять лет - они вообще уже без этого не смогут.  Воспитатели  из таких садов даже на отдыхе,  на пляже  подходят к детям и начинают обучать их языку, у них уже привычка.

- Что еще может сделать республика,  по вашему мнению, для развития государственного языка?

- По-моему, должно быть больше двуязычных изданий, курсов для взрослых и больше возможностей для погружения в языковую среду.  Вам сейчас надо чаще ездить  смотреть, что в этом направлении происходит в мире. Вам нужно увидеть, что происходит в Ирландии, где возрождают язык, замечательный пример - остров Мэн, где последний носитель языка умер в семидесятые годы, а сейчас у них язык  восстановлен по письменным источникам и во всех школах преподается мэнский язык.  Русский язык никуда не денется, он продолжает развиваться.  Но отличие людей в  Коми - самобытность, идентичность, и ее нужно развивать.

- А сколько языков знаете вы?

- С детства я учила английский, в школе  я учила немецкий язык, в университете учила  французский,  кроме того, в нашу программу входили  латынь, древнегреческий,  старославянский, древнерусский, испанский, гавайский,  мы знакомились с языками народов Севера. После университета я самостоятельно учила итальянский. После того, как я переехала в Финляндию, а это было  двадцать три года назад,  я изучала финский и немного знаю шведский.  Я могу читать на всех этих языках, но активно пользуюсь, пожалуй, пятью  языками.

- Каков критерий  знания языка?  На каких условиях человек может заявить «я знаю язык»?

- Это очень сложный вопрос. Я как раз об этом сейчас читаю  очень интересную книгу американского автора.  Так вот, для американца знать язык - это значит, уметь произнести несколько фраз, таких как «здравствуйте» или «до свидания».  В девятнадцатом веке знание языка предполагало умение вести светскую беседу и читать стихи на нем.  И в то время  люди не предполагали, что они знают  литературный французский, а также диалект той деревни, откуда они родом.  Все русские писатели были многоязычными, а многие имели вотчины,  скажем, в Мордовии и могли общаться там с местными крестьянами. Многие думают, что они не знают язык, если они могут на нем только  разговаривать. Но это не так, в конце концов, есть такие языки, как бенгальский,  на котором говорят миллионы человек, а все, что было написано на этом языке, умещается на одной маленькой полочке. Это устный язык, и таких культур, которые не связаны с  письменностью, очень много.  Я думаю, что знание языка - это собственные критерии.

- В одной из ваших статей вы используете интересный термин -  «полуязычие», это значит, что человек не способен  внятно выразить свою мысль даже на    своем родном языке.  У нас в России этот вопрос стоит остро:   полуязычных столько, что  нам бы впору свой язык осваивать с азов. О каком многоязычии можно говорить в такой ситуации? 

- Если мы соберем  учебники русского языка для школы и посмотрим, на каком словаре они построены, то там окажется очень примитивная и ограниченная основная лексика и редко употребляемая, вообще не нужная лексика. А вот то, чем мы действительно пользуемся, оно отсутствует. Во всем мире люди отказываются учить русский язык, потому что  пособия по русскому как иностранному очень несовременные. Людям не хочется видеть картинки, которые там нарисованы и заучивать фразы типа «это стол». Учебники других языков построены на принципах общения. Я как-то видела, как учителя разбирали текст  о  способах  уничтожения мусора, о том, что в разные времена к мусору было разное отношение и о том,  какие способы уничтожения мусора есть сейчас.  Задание было - придумать свои способы.  Учителя посмотрели на этот тест и сказали: это текст об экологии, в нем учат любить природу.  То есть они тут же навесили ярлык, не разбираясь в содержании.  Кто виноват: тот, кто написал текст.  или учителя?   Потому и получается полуязычие, что люди  со школьной скамьи не думают о содержании  и смысле фраз.  Изучение языков заставит их об этом задуматься.  Чтобы  человек на «Лексусе» не наезжал  на людей,  нужно, чтобы он  знал хотя бы три языка.  Тогда он думать начнет!  А так - он торжествует в своей примитивности.

- Всем, кто связан с изучением языка, задаю этот вопрос: как  взрослому человеку встроить изучение языка в свою жизнь без насилия и напряжения?

- Есть разные способы.  Но в принципе,  можно за  один день изучить грамматику любого языка, если посмотреть на нее на всю целиком.  Основные правила укладываются в очень простые схемы.   Дальше нужно выучить основные слова. А вот дальше начинать общаться с людьми на этом языке и не просто общаться, а подражать им,  стараться понимать, что они говорят и стараться вставлять те слова, которые они произносят, в собственные фразы.

- Какие последние новости в  научном мире,  и чем вы занимаетесь сейчас?

- Каждую секунду пишется новая статья об устройстве нашего мозга касательно изучения языка. Эта тема, в которой в ближайшее время обязательно будут  большие открытия. Например, доказано, что двуязычные люди лучше решают задачи и ориентируются в изменяющейся ситуации, потому, что они привыкли  постоянно держать активными два языка и по-разному оценивать одно и то же обстоятельство.  Они  более творческие.

Мы  провели интересное  исследование о том, как пишут в Финляндии двуязычные дети.  Оказалось, что по-фински они пишут отдельными буквами, а  по-русски они пишут слитно.   Еще мы сравнивали, как читают по-фински и по-русски двуязычные дети, мы смотрели, какие у них особенности.   Множество  небольших исследований  в результате позволит выстроить целостную картину - как работает  мозг двуязычного человека.  Как сказал знаменитый лингвист, полиглот  Роман Якобсон, мы не сможем понять, как устроен язык, пока мы не сможем понять, как устроен ум двуязычного человека.   Понять,  как человек может говорить на двух языках - это проблема очень сложная. Но интересная!

Беседовала Ольга Авдеева

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Пожалуйста, войдите, чтобы комментировать.

Яндекс.Метрика